Летите, голуби, летите

Скоро из Петропавловска разлетятся по свету конфискованные шхуны, обретя новых хозяев. Подозреваю, что они еще вернутся в наш порт, который стал для них родным. И снова – под конвоем пограничников.

Камчатское управление Росимущества объявило о продаже морских судов, ранее конфискованных в доход государства: «Кайра», «Камкайдо», «Сергий Радонежский», «Шошин Мару № 21». Позже на торги будут выставлены еще несколько шхун: «Алиндар», «Флинт», «Шумшу», «Шошин Мару № 28», «Остров Попова», «Зюйд», «Мидас», «Ронд».

Большинство из них было задержано и конфисковано за незаконный промысел краба (включая кальмаролов «Сергий Радонежский»). Им пришлось немало лет «болтаться» на балансе Росимущества, прежде чем пойти на торги (например, «Шошин Мару – 21» конфискован еще в 2005-м!). За это время некоторые суда успели оказаться в центре новых криминальных историй.

Например, «Шошин Мару – 21», «Камкайдо», «Кайра», «Флинт» после конфискации были переданы Росимуществом в аренду частным фирмам. После чего суда выходили в море и… пропадали. Обнаруживались они спустя годы уже под другими названиями.

«Шошин Мару – 21» был повторно задержан за незаконный промысел краба под названием BTR. «Камкайдо» после своего исчезновения объявился  в Охотском море вообще без наименований на бортах и рубке. Пограничники преследовали судно 9 часов, прежде чем его удалось остановить. Во время погони «Камкайдо» в ответ на запросы называл себя то СРТМ «Рогачево», то «Каланом».

Похожая история произошла с «Кайрой». После того как судно отдали в аренду, оно исчезло. Когда его обнаружили в районе мыса Анива, капитан сообщил, что судно называется «Оха». Затем была погоня. В итоге пограничники задержали шхуну и выяснили, что это собственность Российской Федерации.

«Флинт» был похищен в 2011 году. После чего в японском порту Вакканай неоднократно видели краболов, очень похожий на «Флинт», но с другим названием («Эклипс», «Чонгар»). Он доставлял туда полные трюмы краба. Вернули «Флинт» в Петропавловск на «арестплощадку» только в 2013-м.

Суда «Зюйд», «Мидас», «Ронд» фигурировали в уголовном деле экс-главы камчатского управления Росимущества Андрея Фоменко, который обвинялся в незаконной передаче конфиската различным юридическим лицам.

Теперь все эти суда идут на торги. Правда, некоторые представляют собой залежалый товар. Речь о старых японских шхунах 1970-х годов постройки. Организаторы браконьерского промысла скупают эти «калоши», чтобы не жалко было терять в случае задержания. Многолетняя стоянка в ожидании торгов их явно не омолодила. Кому они нужны?

Так, «Кайру» после конфискации пытались продать трижды: в 2014-м, 2015-м и начале 2016-го. Однако никто не позарился.

Но есть среди этих ветеранов браконьерского фронта вполне боеспособные единицы. Например, «Флинт». По словам знающих людей, эта шхуна, построенная в Южной Корее в 1988 году, готова к ударному труду. Желающие ее купить наверняка найдутся.

Только сомневаюсь, что заявки на торги поступят от предприятий, у которых есть квоты и промысловая история. Им такое добро вряд ли нужно. У них своего флота хватает. Кроме того, государство ставит перед бизнесом задачу обновлять флот, строить суда. Кто же купит видавшую виды «воровайку»? Ответ очевиден.

Среди кораблей, как и среди людей, есть неисправимые преступники. Если пароход «заточен» на то, чтобы бегать с ворованным крабом в Японию, он, скорее всего, продолжит это делать при любом раскладе – хоть продай его, хоть отдай в аренду, хоть подари.

Полагаю, правоохранители уже взяли на карандаш все конфискованные шхуны, выставленные на торги, и будут отслеживать их дальнейшую судьбу.

А вот как поступают, к примеру, в Индонезии. Там недавно затопили более 30 конфискованных браконьерских судов, превратив их в искусственные рифы для рыб. Таким образом местные власти показали решимость в борьбе с незаконным промыслом.

В России этот опыт сочтут не практичным. У нас «хозяйским подходом» считается пять лет оплачивать стоянку конфискованной шхуны за государственный счет, ожидая, когда ее включат в план приватизации (хранение судна в сутки обходится примерно в 10 тысяч рублей), затем отдать в аренду или продать, вернув на браконьерский промысел, снова задержать – и так до бесконечности. Наверное, кто-то на этом неплохо зарабатывает. Кто-то, но не государство. Вместо того чтобы компенсировать нанесенный браконьерами ущерб путем продажи изъятых судов, оно лишь терпит новые убытки.

Кирилл МАРЕНИН

Поделиться в соцсетях


Летите, голуби, летите: 15 комментариев

  1. Статья направлена на «содрогание воздуха». Мы живем в демократии и приобретение, либо аренда «заточенных вороваек», по моему, всем допустима. Как можно догадаться, кто и как будет использовать эти «заточенные воровайки»? Может приобретут, либо возьмут в аренду, действительно для законного промысла. Видимо, автор «застрял в 90-х». Да, проблема существует, огромная. Но на нее надо бы посмотреть со всех углов. Ну например, как охраняются наши воды? каким образом, такая «заточенная воровайка» умудряется выйти и пойти на промысел без каких либо документов, необходимых для плавания. Да и еще по несколько раз делать ходки в Японию. Технически возможно отследить каждого «клопа», находящегося к примеру в 50-мильной зоне западного побережья Камчатки. Здесь более стоит вопрос, как у этих вороваек получается заниматься вышеописанным.

  2. Производственные мощности добычи на всем Дальнем Востоке превысили ресурсную базу примерно в 3 раза. Но Россия продолжает наращивать эти мощности за счет продажи отечественным компаниям иностранных конфискованных судов. И это безусловно порочная практика.

    • До середины 1990-х государство еще пыталось сдерживать баланс между количеством флота и количеством ресурсов. Получить разрешение на покупку, переоборудование или постройку промыслового судна было не так просто. Надо было доказать, что ты можешь обеспечить его эффективную загрузку квотами. И сначала приходилось доказывать это на местных рыбохозяйственных советах. А советы в те времена наполовину состояли из рыбаков, которым не пустишь пыль в глаза. Но потом эту практику свели на нет. Хорошо бы ее вернуть.

      • Вот так и появились «серые кардиналы», которые и будут в дальнейшем решать: «за какие деньги местные жители могут покушать рыбки». До этого времени никому не давали нормально рыбачить и объясняли так: «здесь свои и ты им мешаешь». Надо в корне ломать то, что расплодили до настоящего времени. На Камчатке свои «серые кардиналы», Вам то они известны……и неужели Вас устраивает нынешняя ситуация с водными биоресурсами.

  3. При этом Конвенция ООН прямо предписывает не допускать превышения добывающих мощностей над ресурсной базой. Так что на металлолом.

  4. Даже у металлолома есть сроки годности. Доход можно получить только если судно разделано на металлом в течение первого года. Через два года дохода уже не будет. Через три года никакая продажа судна на металлолом не покрывает понесенных для его хранения расходов. Тем более, если судно затонуло.
    Тем паче закон не дает точного определения что есть уничтожение судна, что такое его утилизация, в каком порядке это должно производиться.
    Государству причиняет убытки бесцельное хранение судов, и эти убытки только возрастают с течением времени, а в итоге могут привести к тому, что в распоряжении государства останется не имеющий никакой ценности металлолом, который к тому же еще и затонул.

  5. Через три года никакая продажа судна на металлолом не покрывает понесенных для его хранения расходов. Тем более, если судно затонуло.

    Если бы это было действительно так, то все побережье Дальнего Востока до сих пор было бы сплошным кладбищем кораблей, как это было в начале девяностых. А ведь ничего, подвели понтоны, подняли, разделали, продали, и не в накладе оказались, и акватории очистили от затонувшего хлама. По этому не надо умничать составляя графики годности металлолома к разделке, как будто что то смыслите в этом.

    • В 2010 году Территориальному управлению Росимущества на хранение конфискованных потребовалось более 85 миллионов рублей. Теперь умножьте эту сумму на десять лет, в течение которых конфискованные суда хранились и продолжают храниться в Петропавловске. Вы вправду думаете, что государство отобьет эту сумму, даже если сумеет продать все эти пароходы на металлолом? Ну ну.
      И не забудьте прибавить к этой сумме затраты по подъему затонувших и конструктивно погибших конфискованных судов, потому что эти расходы тоже лягут на бюджет государства.

  6. Да, наверное Вы правы, я не учел, что все государственные заказы без откатов не выполняются

  7. Дело не в отбитие суммы за хранение. Дело в том что их надо уничтожать сразу после вынесения судебного вердикта. Максимально выбиват экономическую базу брэков. Теория продажи с аукционов не работает как и многое другое. Ее пора прекращать. Так как кроме расходов на хранение получаем ещё затраты на очередные поиски и поимку. И да, вернуть конфискацию по административке.

  8. В этой ситуации больше «защитники границы» заинтересованы. Это ведь живодеры. Будет кому информацию продавать. Ведь таких мало осталось. А тут такая возможность

  9. Вы правы, а судя по последней публикации «Погранбраконьеры», еще как заинтересованы!

  10. продажа кальмароловного судна «Сергий Радонежский» посредством публичного предложения признана несостоявшейся. Основание – отсутствие заявок.
    продажа морского судна «Шошин Мару № 21» посредством публичного предложения признана несостоявшейся. Основание – отсутствие заявок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>