Я засужу тебя, лодочник!

Железнодорожный состав везет из Владивостока в Москву партию рыбной продукции. Вдруг – на дороге пограничники: «Что везете? Рыбу? А вы знаете, что перевозка водных биоресурсов является промышленным рыболовством? Есть у вас разрешение на рыболовство? Нет?» И тут в отношении начальника поезда составляется протокол по статье «Нарушение правил промысла».

Думаете, такого не бывает? А я думаю, что скоро это станет реальностью

Завязка этого сюжета такова. Летом 2017 года камчатское ООО «РПЗ «Сокра» законно добывало лосося на своем рыбопромысловом участке на реке Карымской. Улов доставлялся в бухту Богатырёвку, где у предприятия есть рыбоперерабатывающий завод. Для транспортировки сырца использовалась в том числе надувная резиновая лодка «Братан 750», принадлежащая жителю края Алексею Шевченко, с которым был заключен договор на оказание услуг по перевозке груза.

23 июня 2017 года лодку, на которой гражданин Шевченко перевозил 580 кг кеты, горбуши, нерки и чавычи, на подходе к заводу перехватили пограничные инспекторы. Хозяин лодки предъявил им накладные на рыбу от «Сокры» и договор с этой фирмой, по которому осуществлял перевозку. Тем не менее сотрудники пограничного управления стали искать повод возбудить административное производство. Вместе с лодкой гражданина Шевченко доставили в елизовский отдел группы режимно-контрольных мероприятий, где ему пришлось провести несколько часов и выйти на волю только за полночь. Он был привлечен к ответственности за нарушение порядка подачи в пограничный орган уведомления о своей деятельности (то есть, уведомление подал, но с нарушением порядка). Других претензий к гражданину Шевченко у пограничников на тот момент не возникло.

Это могло закончиться для него всего лишь вынесением предупреждения. Но он, видимо, повел себя слишком дерзко, высказал недовольство фактом своего задержания, написал жалобу в суд. Такое негативное отношение к деятельности пограничных органов не могло остаться без последствий. И вот группа режимно-контрольных мероприятий родила экспромтом еще одно дело против гражданина Шевченко. Новый вердикт может показаться абсурдным, но отдадим должное юристам-пограничникам: под любой абсурд они умеют подвести законные основания.

Итак, в чем состоит очередное обвинение. Согласно статье 1 федерального закона о рыболовстве понятие промышленного рыболовства включает в себя, помимо добычи водных биоресурсов, их транспортировку. Следовательно, гражданин Шевченко, транспортируя 580 кг лосося от места вылова до завода, вел промышленное рыболовство.

Согласно статье 34 того же закона разрешение на добычу водных биоресурсов выдается в отношении каждого судна, осуществляющего рыболовство, и данное разрешение должно находиться на его борту. Конечно, гражданин Шевченко даже не подозревал, что его резиновая надувная лодка «Братан 750» занимается рыболовством промышленного масштаба, поэтому никакого разрешения на подобную деятельность у него не было.

Что же получается? А получается, что гражданин Шевченко осуществлял промышленное рыболовство незаконно, без разрешения, что подпадает под статью 8.17 КоАП РФ (часть 2) – «Нарушение правил добычи водных биоресурсов либо условий разрешения на их промысел». Таким образом, 580 кг лосося, которые выловлены законно на законном рыбопромысловом участке, превращаются в предмет административного правонарушения.

Каким должен стать следующий шаг? Правильно! Следующим шагом становится привлечение к административной ответственности по ч. 2 ст. 8.17 КоАП юридического лица – ООО «РПЗ «Сокра». Фирму обвинили в том, что она незаконно вела промысловую деятельность в части транспортировки своих законно добытых водных биоресурсов посредством находящейся в собственности гражданина Шевченко резиновой надувной лодки (составление протокола об административном правонарушении назначено на 22 января).

К слову, ч. 2 ст. 8.17 КоАП предусматривает наказание в виде штрафа для физических лиц до одного размера стоимости водных биоресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, а для юридических лиц – до трехкратного размера. В данном деле однократная стоимость предмета административного правонарушения составила 84 тысячи 850 рублей. Кроме того, и для физических, и для юридических лиц предусмотрена конфискация судна (в нашем случае – лодки).

В свое оправдание «Сокра» может сослаться на тот же федеральный закон о рыболовстве. Как следует из его статьи 10 (часть 3), юридические лица и граждане, которые осуществляют рыболовство в предусмотренном законом порядке, приобретают право собственности на добытые водные биоресурсы в соответствии с гражданским законодательством. То есть компания, добыв рыбу по разрешению на предоставленном ей рыбопромысловом участке, вправе распоряжаться уловом по своему усмотрению. Она может сама решать, куда везти рыбу, на каком транспортном средстве. Данное транспортное средство может принадлежать как физическому, так и юридическому лицу. Все это внутренняя хозяйственная деятельность компании и ее контрагентов.

Но сдается мне, что ни гражданин Шевченко, ни фирма «Сокра» не отвертятся от «заслуженного» наказания. Тем более что «Сокра» является «злостным нарушителем» и уже не раз попадала в поле зрения пограничных органов. Вот еще один пример ее «противоправной деятельности».

Маломерное судно этой компании МРС-225 ведет прибрежный лов и в ходе промысла ежедневно сдает улов на береговой рыбоперерабатывающий завод. Каждый раз по прибытии судна к пирсу на сдачу рыбы оно проходит контрольно-проверочные мероприятия с участием сотрудников пограничной службы. В эти мероприятия входит проверка промысловых журналов. Замечу в скобках, что на судне ведется несколько промжурналов, исходя из количества выписанных разрешений на промысел, видов добываемых водных биоресурсов и квотодержателей. В частности, для минтая и трески один журнал, для камбалы и скатов другие журналы.

10 октября 2017 года МРС-225 прибыл на сдачу улова. Проверив судно, сотрудник погранслужбы никаких нарушений не выявил. Все уловы были отражены в соответствующих промысловых журналах и подтверждены актами о приемке. 11 октября это судно вновь прибыло на сдачу рыбы. Следующий сотрудник погранслужбы приступил к очередной проверке. За 11 октября нарушений не обнаружилось, но за 10 октября в одном из промысловых журналов на странице не был указан номер разрешения. Заработала административная машина, и появилось дело об административном правонарушении.

То, что промысловый журнал уже целый год ведется по определенному разрешению и конкретному виду водных биоресурсов, что уловы были сданы 10 октября и проверены должностным лицом пограничного органа с оформлением актов проверки и регистрации, уже не имеет никакого значения, ведь 11 октября другое должностное лицо увидело нарушение! В итоге капитана штрафуют  на 5 тысяч рублей по ч. 2 ст. 8.16 КоАП («Невыполнение капитаном судна, осуществляющего промысел водных биоресурсов, предусмотренных законодательством обязанностей по ведению промыслового журнала, а равно внесение в него искаженных сведений»). Далее сразу же возбуждается дело в отношении судовладельца по ч. 2 ст. 8.37 КоАП («Нарушение правил рыболовства»), которое предусматривает штраф для юридического лица в размере от 100 тысяч до 200 тысяч рублей. Имеет ли это отношение к сохранению и рациональному использованию водных биоресурсов? Вряд ли. Скорее всего, представителям контролирующих и надзирающих органов просто нужны показатели, подтверждение своей власти, поэтому и возбуждаются дела по любому поводу. Для достижения этой цели в ход идут все средства: вольное толкование нормативно-правовых актов, применение несоразмерных мер обеспечения и ответственности, использование норм законодательства, имеющих отношение к совсем другой сфере правоотношений с необоснованной привязкой к правилам рыболовства.

Каждый, кто работает в рыбной отрасли, знает, что, соприкоснувшись с рыбой, надо быть готовым ко всему, включая административное и уголовное преследование. Повод для возбуждения дела всегда найдется, был бы человек. Вот вез гражданин Шевченко на своей лодке законно добытый улов со всеми документами и накладными, но все равно признан нарушителем, потому что транспортировка – это тоже промышленное рыболовство. А если рыбу везут на машине, в рефвагоне по железной дороге, на самолете, в этом случае транспортное средство тоже должно иметь на борту разрешение на промысел? Видимо, да. А уж рыбоперерабатывающим заводам, да и простым рыбообработчикам, надо непременно оформлять разрешение на добычу водных биоресурсов, потому что приемка, обработка, хранение улова тоже входят в понятие промышленного рыболовства.

Лишь купив рыбу в магазине и получив на руки чек, вы можете быть уверенным, что не попадете под действие КоАП РФ. Вот только как эта рыба окажется в магазине, если на ее пути к берегу возникают все новые  административные дела и штрафы? 

Алексей ПЛАТОНОВ,

«Рыбак Камчатки»

Поделиться в соцсетях


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>