ННН-промысел в России: проблемы и перспективы их решения

С проблемой незаконного, несообщаемого и нерегулируемого рыбного промысла сталкиваются многие страны, в том числе и Россия. Авторы этой статьи рассматривают причины ННН-промысла в России и принимаемые меры для борьбы с этим явлением, а также указывают на все еще нерешенные проблемы, связанные с незаконным выловом биоресурсов.

Противодействие ННН-вылову – задача в первую очередь государственная! Что такое ННН-вылов или промысел? Это незаконная, несообщаемая и нерегулируемая (ННН) добыча (вылов) водных биологических биоресурсов (ВБР).

Чем же так опасен ННН-вылов?

ННН рыбный промысел угрожает в первую очередь запасам водных биоресурсов: своей нерациональностью – он может привести к перелову и полному их истощению вплоть до прекращения любого вида промысла. Во-вторых, ННН-вылов – это теневой, криминальный бизнес, осуществляемый с нарушением действующего законодательства, прибыль от которого попадает в карманы дельцов, а бюджет недополучает причитающиеся налоги. В-третьих, продукция ННН-вылова мешает развитию легальных компаний, создавая своеобразную конкуренцию официальному вылову.

Что можно отнести к ННН-вылову?

Любая рыбохозяйственная деятельность, не только добыча (вылов) водных биоресурсов, но и их транспортировка и переработка, осуществляемая с нарушением действующего законодательства, является нелегальной. ННН-вылов включает в себя различные виды браконьерства, нелегальной добычи (вылова) водных биоресурсов (ВБР). К нему относится как судовой промысел, включая использование судов под флагами третьих стран («удобными» флагами), когда промысел осуществляется без соответствующего разрешения и соответственно без наделения их объемами ВБР в рамках официально выделенных и закрепленных квот, так и бытовое браконьерство, когда ВБР изымаются либо для личных нужд, но чаще – с целью дальнейшей перепродажи. Судовой ННН-вылов также может осуществляться в районах, запретных для добычи того или иного вида ВБР, в запретные сроки и с использованием запрещенных орудий лова. Все эти условия регламентируются Правилами рыболовства, утвержденными Минсельхозом России для различных рыбохозяйственных бассейнов, включая внутренние водоемы.

На проблему широкомасштабного браконьерства в российской исключительной экономической зоне Всемирный фонд дикой природы (WWF России) обратил внимание еще в 2002 г., когда вышел аналитический отчет «Промысел в тумане. Рыболовство и торговля рыбопродукцией в российской части Берингового моря». WWF России также впервые оценил масштаб браконьерства на Дальнем Востоке, которое начало достигать угрожающих размеров. Затем эксперты WWF России неоднократно возвращались к ННН-промыслу в Баренцевом море и на Дальнем Востоке России: в частности, в 2005 и 2008 гг. были опубликованы отчет «Анализ регулирования промысла трески и влияние нелегального промысла на запасы трески Баренцева моря» и доклад «Нелегальный промысел в арктических водах».

В этом же 2008 г. эксперты WWF России разработали методику и дали оценку объемов ННН вылова тихоокеанских лососей на Камчатке, проанализировали имеющуюся информацию о разных формах браконьерства. В публикации «Незаконный, неучтенный и нерегулируемый вылов тихоокеанских лососей на Камчатке» приводятся данные о состоянии запасов лососевых Камчатки, основных импортерах российской лососевой продукции, оценена емкость внутреннего рынка и предложены пути решения проблемы ННН-вылова лососей. Неутешительные итоги лососевой путины 2017 г. на Сахалине показали, что наряду с изменениями климата такая деятельность человека, как перелов, масштабное браконьерство на нерестовых реках (где браконьерами изымается только икра, а рыба остаётся гнить на берегу), промысел под видом искусственного воспроизводства, приводят к подрыву естественного воспроизводства биоресурсов. В связи с этим проблема противодействия ННН-вылову становится актуальной как никогда.

В последние годы все чаще упоминаются случаи скупки нелегально добытых ВБР, в том числе и на рыбопромысловых участках, из которых производители-переработчики в дальнейшем производят вполне легальную продукцию, снабжая ее своими реквизитами. Например, предприятие, осуществляя добычу лососей на своем рыбопромысловом участке (РПУ), в то же время скупает икру у местных браконьеров или жителей. Почему это делает именно предприятие? Потому что скупленную икру или рыбу можно легко легализовать, показывая фиктивный вылов на своем РПУ (на нем не устанавливается общий допустимый улов (ОДУ)), а в период промысла можно получить еще и дополнительные объемы на вылов. Предприятие затрачивает меньше усилий на осуществление промысла, а произведенная таким образом легальная продукция из нелегально добытой рыбы в дальнейшем свободно реализуется. И это только одна из схем подобного теневого бизнеса.

Не редкость и появление при промысле или неучтенных уловов, или неучтенной продукции. То есть она, скорее всего, произведена из объемов ВБР, превышающих выделенные указанному пользователю квоты. А каков дальнейший путь подобной «неучтенки»? Опять же – или легализация, или перепродажа дельцам на теневой рынок. Отдельно можно выделить бытовое браконьерство, особенно на внутренних водоемах, которое порой имеет довольно крупные масштабы. Оно развито преимущественно в отдаленных регионах, сельской местности, где тяжело найти работу, а несколько месяцев или недель, проведенные на водоеме, могут обеспечить семью и едой и деньгами. Порой создаются даже целые браконьерские бригады, станы, которые, пользуясь удаленностью мест лова, заготавливают только икру, пряча ее в браконьерских схронах и вывозя зимой, когда, например, ход лососевых на реках уже закончился и инспекторов рыбоохраны практически нет. Иногда на этих «схронах» обнаруживают до нескольких тонн икры.

О чем это говорит? Если учитывать, что в среднем ястык одной самки весит, например, 300 грамм, то сколько нужно выловить самок, не считая самцов (рассматривая, что при нерестовом ходе соотношение полов составляет 50 на 50%), чтобы заготовить 1 тонну соленой икры? И вся эта нелегально добытая рыба не учитывается в официальной статистике. Самцы просто выкидываются, а самки вспарываются только на икру. Потом эта икра или перепродается оптово или ее закатывают в баночки, поскольку стоимость в этом случае увеличивается в разы.

Возросший спрос на рыбу и морепродукты на мировых, особенно азиатских рынках в 1990-х – 2000-х годах, а также существенные прорехи в системе слежения за нелегальной деятельностью и ее пресечением, привели к росту ННН-промысла в российских водах. Превышение фактического вылова над рекомендуемым наукой ОДУ достигало 100-200%! Особенно это касалось таких ценных объектов промысла как крабы. В 2015 г. WWF России исследовал торговые потоки нелегального и легального краба, добытого в российских водах Азиатско-Тихоокеанского региона. Это исследование позволило выявить объемы нелегального краба, выловленного в водах России и экспортируемого в США, а также природоохранные проблемы, связанные с переловом краба.

Официальные данные таможенных служб Южной Кореи, Японии, Китая и США показывают, что в 2013 г. эти четыре страны (на долю которых приходится почти весь официальный экспорт краба России) вывезли из России живого и мороженого краба почти в 2 раза больше официального российского вылова. В течение последних десяти лет вылов краба благодаря нелегальному промыслу в два-четыре раза превышал разрешенную квоту, и это вызывало серьезную обеспокоенность состоянием ряда популяций крабов российского Дальнего Востока.

В чем же причины браконьерства – ННН-вылова?

Ответ прост – получение прибыли или сверхприбыли. Достаточно рискованно, но деньги перевешивают, особенно, если продукция на выходе достаточно дорогостоящая. Вот и появляется на рынке нелегальная черная и красная икра и другая ННН продукция. Говорят, что, по мнению экспертов, браконьерство неискоренимо. В любое время найдутся желающие выловить рыбку в обход существующих законов. Даже учитывая достаточную жесткость этих законов, вплоть до тюремного заключения за добычу редких видов, занесенных в Красную книгу.

Первопричиной российского бытового браконьерства является социальная неустроенность. Нет работы, а жить и выживать как-то надо, ну и ловят всем селом на близлежащей речке! На Камчатке есть села, где не одно поколение уже выросло на браконьерском лове рыбы, причем ловить начинали еще со школьного, а иногда и дошкольного возраста. И ситуация не меняется не то что годами, но и десятилетиями! Получается замкнутый круг: ловят и штрафуют, ловят и судят, но браконьерство остается. И нескончаема эта «игра» между браконьерами и органами рыбоохраны (т.н. «рыбниками») – я буду браконьерить и нарушать закон, а ты меня лови и наказывай! Не потому ли в некоторых таких рыбацких селах до половины (а иногда и больше) взрослого мужского населения имеют судимость за браконьерство? То есть репрессивные меры не помогают, превентивные меры тоже не действенны, значит – что-то не так в «нашем королевстве»?

Поиск путей ликвидации ННН-промысла

В последние годы Россия серьезно работала над решением проблемы нелегального промысла: были подписаны двусторонние соглашения с Японией, Южной Кореей, Китаем, США и другими странами, был разработан «Национальный план действий по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла», силовые структуры усилили контроль промысла в море, установлено правило, что все суда перед экспортом рыбы и морепродуктов обязаны заходить в российские порты. В частности, на наш взгляд, наиболее эффективно работает двусторонняя Российско-Норвежская рыболовная комиссия. Кроме того, идет обмен данными и усиливается сотрудничество между Россией и другими странами-импортерами российской рыбопродукции, многие страны уже подписали соглашения о портовом контроле.

Позитивную роль сыграла также независимая экологическая сертификация по системе Морского попечительского совета (Marine Stewardship Council – MSC) промыслов минтая в Охотском, трески и пикши в Баренцевом море, а также готовящаяся – ярусного лова трески и палтуса в западной части Берингова моря и ловушечного промысла крабов у западного побережья Камчатки. Хотя у экспертов WWF России был ряд серьезных замечаний к этому процессу и несколько лет назад мы даже подавали протест против сертификации промысла охотоморского минтая.

Все эти меры привели к существенному снижению браконьерского вылова. Как заявляют норвежские официальные лица, ННН-промысел в Баренцевом море практически сведен к нулю. Статистика показывает, что за последние три года существенно снизился нелегальный промысел краба на Дальнем Востоке.

Тем не менее, есть ряд нерешенных проблем:

По-прежнему, не разрабатываются и не используются методики оценки общего объема ННН-промысла, даже те, которые уже были разработаны (см. выше);

Сокращаются расходы на НИР, исследовательский флот стареет и утилизируется, что приводит к сокращению экспедиций и существенно влияет на качество подготовки материалов, обосновывающих объемы ОДУ;

Несмотря на некоторые улучшения (в частности, вводится в практику система электронного промыслового журнала, разработана отечественная система спутникового мониторинга (vessel monitoring system – VMS) состояния водных биологических ресурсов «Гонец», проводятся курсы по обучению наблюдателей, работающих на борту промысловых судов), по-прежнему есть определенные основания сомневаться в достаточной эффективности мониторинга промысла, в частности систем VMS и независимых наблюдений на борту рыболовных судов. В 2007 и в 2008 гг. WWF России опубликовал материалы («Наблюдатели и спутниковый мониторинг в рыболовстве: правовые аспекты», «Система спутникового мониторинга рыболовства. Современное состояние и перспективы развития»), позволяющие получить представление о системе научных наблюдателей в промысловом рыболовстве в мире, анализирующие российскую систему спутникового мониторинга и предлагающие пути ее совершенствования. Однако многие из этих предложений не внедрены до сих пор. Так, например, на государственном уровне так и не приняты документы, разработанные WWF России, определяющие статус наблюдателей на борту, их права и обязанности (хотя уже одна ассоциация – Ярусного промысла – приняла их как свой собственный документ). Запрещено использование наиболее эффективной системы спутникового мониторинга – системы «Аргос», а эффективность отечественной системы «Гонец» требует проведения независимой оценки;

Вызывают тревогу недостаточные меры по борьбе с масштабными выбросами за борт молоди и менее ценных промысловых видов. Общий вылов оценивается путем пересчета из объема выпущенной продукции, что ведет к недоучету вылова и переловам наиболее ценных видов;

Не внедрена система полной прослеживаемости цепочек поставок рыбопродукции, как принято говорить – «от лодки до глотки» (from boat to throat). Особенно это касается отечественного рынка, так как для международного рынка уже существует система сертификации цепочек поставок.

В российской исключительной экономической зоне продолжают «пиратствовать» суда под «удобным» флагом. Эта проблема носит многосторонний характер, и решать ее необходимо усилиями всех стран, вовлеченных в мониторинг и контроль промысла. Позитивную роль играет Соглашение о флаге судна и флаге порта, к которому Россия намерена присоединиться в ближайшее время.

Вместе с тем, WWF России поддерживает предложения рыбаков по упрощению системы контроля, в частности запрет проведения полного пересчета улова на борту, обязательного прохождения контрольных точек в море. Вместо наблюдателей на борту можно ставить камеры наблюдения, вес улова нужно определять либо прямым взвешиванием на борту судна, либо с помощью этих камер или других технических средств. Также предлагается вовлекать рыбаков в процессы управления и мониторинга. Эксперты WWF России выступают за более полное использование системы управления рыболовством, основанной на праве рыбака на ресурс (т.н. right based management –RBM), так как обеспечение такого права заставляет рыбаков бережнее относиться к состоянию водных биоресурсов.

Авторы:

Константин Згуровский – старший советник программы по устойчивому рыболовству WWF России

Андрей Винников – директор программы по устойчивому рыболовству  WWF России

ictsd

Поделиться в соцсетях


ННН-промысел в России: проблемы и перспективы их решения: 3 комментария

  1. Одним из способов регулирования добычи — изменение правил проверки судов во взаимосвязи с моментом возможного решения вопроса о наличии незаконной добычи. Нужно, к примеру, закрепить правило, что после выявления несоответствия записей в промысловой документации судна количеству и видам биоресурсов, находящихся на судне, до возможного решения должностным лицом возбуждать дело об административном правонарушении, предложить разумное время капитану судна исправить возможные несоответствия путем внесения записей в журналы и подачей ссд… Это лишит должностных лиц пограничного органа возможности использования своих полномочий, проявления злоупотреблений и т.д., а учёт добычи будет более правильный… Это даст возможность рыбака, имеющим разрешение на добычу, работать в более спокойной обстановке, не боясь ошибок в первоначальном учете, а тем, у кого разрешения нет, это все равно не даст возможности добывать биоресурсы, так как исправить факт отсутствия разрешения нельзя…

    • Если допустим любой размер ошибки, то ваше предложение по сути предложение декриминализации браконьерства. Пограничников тогда вообще можно будет увольнять. Если вы серьезно, то либо не достачно проработали свою мысль, либо не достаточно хитры, чтобы свой интерес к легализации браконьерства, хоть как-то закамуфлировать под что-то вразумительное.

  2. Другой способ : при задержании судна браконьера необходимо внести в судовые документы факт и обстоятельство задержание и количество незаконно добытых биоресурсов.
    Затем выдать капитану и судовладельцу легальные таможенные документы.
    Дать справку о том, что он ( капитан ) судно, уже задерживались по поводу незаконного промысла и контрабанды и более беспокоиться не о чем !
    Установить единый коррупционный сбор по усмотрению , который будет изыматься в офшор на Каймановых островах, перед каждым выходом судна на промысел.
    Это избавит государственных служащих от необходимости придумывать криминальные схемы дележа ворованного.
    Даст возможность рыбакам спокойно и без нервотрёпки добывать рыбу.
    Наступит счастье труда.
    Лет через пять биоресурсы тихоокеанского региона РеФе будут полностью исчерпаны. И проблема отпадёт сома собой !
    Дальнейшее одичание и исчезновение популяции Человека НЕразумного на ДВ РеФе закончится ещё лет через 10.
    Восстановлением экологии природы займётся сама природа.

Добавить комментарий для Смотритель Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>