Тайна МРС-150

Автор этого материала – камчатский журналист Эмма Кинас. Он посвящен трагической судьбе экипажа МРС-150 ЗАО «Иянин Кутх». Одна из наиболее прибыльных компаний Дальнего Востока так и не нашла средств, чтобы по справедливости рассчитаться с семьями своих погибших рыбаков. А уголовное дело по факту крушения судна просто «потерялось».

Кому законы писаны?

С введением в действие Кодекса торгового мореплавания (1 мая 1999 года) государство обязало судовладельцев страховать жизнь и здоровье членов экипажей судов при исполнении трудовых обязанностей. Эта же норма закреплена в Отраслевом тарифном соглашении, утвержденном Министерством труда и социального развития, Государственным комитетом по рыболовству и Российским профсоюзом работников рыбного хозяйства.

Но камчатский областной суд вынес решение, которое, по сути, сводит на нет предусмотренное российским законодательством обязательное страхование рыбаков. Это решение, абсурдное само по себе, может стать опасным прецедентом и послужить для камчатских судовладельцев поводом отказаться от ОС членов экипажей в дальнейшем. Зачем тратить время и средства на страхование рыбаков, если такая солидная государственная инстанция, как областной суд, решает, что обязательное страхование – вовсе не обязательно?!

Последний рейс МРС-150 № 091

Возможно, читатели помнят трагедию, случившуюся в Охотском море 2 октября 1999 года. Во время шторма затонул МРС, шедший из Усть-Хайрюзово в Петропавловск. Судно принадлежало ЗАО «Иянин Кутх». Никому из семи членов экипажа спастись не удалось.

МРС шел в сопровождении СТМ «Андрей Смирнов». Капитан-наставник ЗАО «Иянин Кутх» В. Ю. Плеханов представил благоприятный трехсуточный прогноз на район следования судов. На случай ухудшения погоды были определены места убежища – реки Большая Воровская и Большая, причем капитан СТМ предупредил, что его судно находится в загранплавании и заходить в территориальные воды РФ не имеет права.

На вторые сутки перехода погода резко испортилась. Усилился ветер. МРС стал уходить к берегу, дистанция между судами увеличивалась. В 00.45 2 октября МРС зашел в зону контроля пограничного поста п. Октябрьский. Дежурный поста предложил капитану судна зайти в р. Большая для укрытия от шторма, но получил отказ.

Последний раз МРС выходил на связь с «Андреем Смирновым» в 4.00. Дистанция между судами составляла 1,8 мили превышала максимально допустимую. Бушевал шторм. Но на СТМ не принимали мер по уточнению положения МРС до 6 утра. А когда, наконец, хватились, было уже поздно. Сгинувший в буре МРС так и не нашли.

За гибель экипажа никто не ответил

Конечно, у российского бизнеса свои неписаные правила и законы. И можно только догадываться, почему МРС упрямо шел в шторм, отказавшись переждать его в реке Большой. Напрашивается предположение, что капитан выполнял четко поставленную задачу: доставить в Петропавловск груз, минуя государственные контролирующие органы. А в устье реки пришлось бы проходить пограничный контроль, оформлять груз по всем правилам. Что за таинственное сокровище было на борту злополучного МРС? Ходят слухи, что после кораблекрушения волны выбросили на берег не одну банку с крабами…

В этом деле есть и другие открытые вопросы. Например, почему не сработал аварийный радиобуй системы «КОСПАС-SARSAT», установленный на МРС? В акте о несчастном случае сказано просто: «Достоверная причина неподачи сигнала не установлена». А бывалые рыбаки говорят, что радиобуй – очень дорогое оборудование. Он устанавливается на судах, так сказать, для проформы, но на деле его не используют: не дай Бог сломается чудо техники! Так и стоит, зачехленный, мертвым грузом, зато в случае какой-нибудь проверки, пожалуйста: судно укомплектовано новейшим оборудованием!

Словом, нарушений было немало. Комиссия, проводившая расследование несчастного случая, установила, что нарушения государственных нормативных требований по охране труда допустили:

- заместитель генерального директора ЗАО «Иянин Кутх» А. А. Корнийчук (не обеспечил организацию и контроль за осуществлением безопасного перехода МРС в сложных погодных условиях);

- капитан-наставник ЗАО «Иянин Кутх» В. Ю. Плеханов (представил в портнадзор фальсифицированный (якобы благоприятный) прогноз при оформлении отхода МРС, не контролировал обстоятельства перегона судна, не принял мер по его укрытию);

- капитан СТМ «Андрей Смирнов» М. П. Захаров (не обеспечил постоянный контроль за местонахождением МРС, не принял мер по его укрытию при получении штормового прогноза).

Конечно, было заведено уголовное дело. Однако виновные не понесли наказания за гибель экипажа. Родственники погибших получили извещение, что дело просто-напросто потерялось. Случается же такое: вроде было дело, да только пропало куда-то – и тишина…

Обязательно, если хочешь?

Вдова помощника механика, погибшего вместе с экипажем МРС, предъявила в суде иск к ЗАО «Иянин Кутх» и ЗАО «Иянин Кутх и Лосось» о взыскании страховой суммы с работодателя и судовладельца. Петропавловский городской суд в удовлетворении иска отказал на основании того, что страхователем в данном случае должен выступать судовладелец; работодатель выполнил свои обязанности, застраховав погибшего по договору обязательного социального страхования, предусмотренному федеральным законом.

Дело перешло в вышестоящую инстанцию. Камчатский областной суд вынес кассационное постановление. В нем говорится, что регистрация договора аренды на условиях Бербоут-чартер между собственником судна ЗАО «Иянин Кутх» и ЗАО «Иянин Кутх и Лосось» не производилась, и судовладельцем МРС являлось ЗАО «Иянин Кутх». И далее: «ст. 60 Кодекса торгового мореплавания РФ предусматривает обязанности судовладельца, одной из которых является обязанность страховать жизни и здоровье членов экипажа судна при исполнении ими трудовых обязанностей.

ЗАО «Иянин Кутх», как работодатель производило обязательное социальное страхование «работника» в силу Федерального закона, что также являлось и выполнением им, как судовладельцем, обязанности страховать его жизнь и здоровье, предусмотренной ст. 60 КТМ РФ».

Вот как просто: все прелести в одном флаконе! Выходит, два закона – КТМ и федеральный об обязательном социальном страховании дублируют друг друга? И достаточно выполнить требование одного закона, чтобы считались выполненными оба?! Но зачем, в таком случае, писалась ст. 60 КТМа, зачем ее утверждали и министерство труда, и Госкомрыболовства, и профсоюзы? И как тогда понимать само слово «обязательно»?

Эмма КИНАС.

Поделиться в соцсетях


Тайна МРС-150: Один комментарий

  1. Слов нет.На горбу рыбака мают бабло и суды и погранцы и фсб и госструктуры и «хозяева». И уважать их не за что.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>